Меню

Москва 6:19 30 мая 2020

Главный экспонат

Гонорар "Боярыни Морозовой"

Как Василий Суриков добивался исторической достоверности? И какую неточность допустил художник? Узнаем в рубрике "Главный экспонат"!
© АО "ТВ Центр"
Шёл 1887 год. В Петербурге на 15-й выставке передвижников представили новое произведение известного художника Василия Сурикова. Однако "Боярыня Морозова" вызвала неоднозначную реакцию. Только несколько человек оценили картину положительно. В итоге полотно купил Павел Третьяков за 25 тысяч рублей
© АО "ТВ Центр"
Впервые о судьбе мятежной боярыни Василий Суриков услышал ещё в юности. С тех пор его не покидала идея создания исторического полотна. Прежде чем приступить к написанию картины, Суриков сделал более сотни карандашных и акварельных эскизов. Поначалу свою работу художник назвал "Поругание боярыни Морозовой"
© АО "ТВ Центр"
Прототип боярыни художник искал очень долго. Ему позировала и родная сибирская тётка, и жена, но всё было тщетно до тех пор, пока однажды он не увидел уральскую старообрядку. Портретный этюд был написан всего за 2 часа
© Юрий Иванов/РИА Новости
У Василия Ивановича никогда не было настоящей мастерской. Он писал то дома, то на пленэре, то в залах Исторического музея. Для каждого персонажа художник искал реальный прототип в жизни. Все детали Суриков старался прописывать с исторической достоверностью
© Владимир Вдовин/РИА Новости
"Суть исторической картины – угадывание", – любил повторять Суриков. В картине художник допустил только одну неточность, причём сознательно. На боярыне нет металлического ошейника. Только цепь – метафора свободного духа, заключённого в оковы

Шёл 1887 год. В Петербурге на 15-й выставке передвижников представили новое произведение известного художника Василия Сурикова. Однако "Боярыня Морозова" вызвала неоднозначную реакцию. Только несколько человек оценили картину положительно. В итоге полотно купил Павел Третьяков за 25 тысяч рублей.

Впервые о судьбе мятежной боярыни Василий Суриков услышал ещё в юности. С тех пор его не покидала идея создания исторического полотна. Прежде чем приступить к написанию картины, Суриков сделал более сотни карандашных и акварельных эскизов. Поначалу свою работу художник назвал "Поругание боярыни Морозовой".

Из воспоминаний Сурикова: "Я всё за розвальнями ходил, смотрел, как они след оставляют, на раскатах особенно… А на снегу всё пропитано светом. Всё в рефлексах лиловых и розовых".

Прототип боярыни художник искал очень долго. Ему позировала и родная сибирская тётка, и жена, но всё было тщетно до тех пор, пока однажды он не увидел уральскую старообрядку. Портретный этюд был написан всего за 2 часа.  

У Василия Ивановича никогда не было настоящей мастерской. Он писал то дома, то на пленэре, то в залах Исторического музея. Для каждого персонажа художник искал реальный прототип в жизни. Все детали Суриков старался прописывать с исторической достоверностью.

"Суть исторической картины – угадывание", – любил повторять Суриков. В картине художник допустил только одну неточность, причём сознательно. На боярыне нет металлического ошейника. Только цепь – метафора свободного духа, заключённого в оковы. 

Позже критики согласились, что по глубине проникновения в характер русского народа картине нет равных в отечественной исторической живописи.



Смотрите также

Субботний Рамблер