Меню

Москва 18:02 29 ноября 2021

Крупным планом

Евгений Шварц: "Я пишу всё, кроме доносов"

21 октября исполняется 125 лет со дня рождения Евгения Шварца. Что скрывал драматург от близких? И почему стеснялся, когда его называли писателем?

В день, когда Шварцу исполнилось 60 лет, он получил телеграмму от Ганса Христиана Андерсена: "Обнимаю дорогого друга и соавтора". Это была шутка друзей, но, возможно, великий писатель был бы рад поздравить того, кто подарил его сказкам вторую жизнь.

Сказки Евгений Шварц любил с детства, но только те, что с хорошим концом, иначе он затыкал уши и горько рыдал. Окончив реальное училище, Евгений поступил на юрфак Московского университета, но никак не мог сдать экзамен. Со словами "Римское право умирает, но не сдаётся!" он бросил учёбу. Таким образом Шварц пополнил список юристов-неудачников, таких как Шарль Перро, Гофман и братья Гримм.

В дневниках-мемуарах Шварца есть пробел длиною пять лет. Совсем недавно из рассекреченных архивов стало известно, что он служил в армии генерала Корнилова. Ему удалось сохранить это втайне даже от друзей.

Оказавшись в Ростове, вчерашний прапорщик Шварц заболел сценой и влюбился в актрису театральной студии Гаянэ Халайджиеву. Согласие на брак она дала после того, как ради неё он прыгнул в холодный Дон и... покрестился в армянской церкви. Они переехали в Ленинград и прожили вместе десять безрадостных лет. 

Встреча с Екатериной Зильбер стала "обыкновенным чудом" – любовью, которая приходит сразу и навсегда. Она замужем, он женат. Но Евгений Шварц не был бы сказочником, если бы не выбрал любовь. Наконец, по его словам, он "убегал не из дома, а домой", хоть жили они скромно, на редкие гонорары писателя. Впрочем, Шварц стеснялся этого слова: "Сказать о себе: "я драматург" – я могу. Это профессия. А сказать: "я писатель" – стыдно, всё равно что сказать: "я красавец".

Он сочинял сценарии для кино, детские стихи, сказки для взрослых. "Я пишу всё, кроме доносов", – говорил Шварц, когда страна погрузилась во мрак арестов. У него был собран чемоданчик с тёплыми вещами. На всякий случай. Его пьесы перелицовывались и запрещались, спектакли снимались прямо перед премьерой. Эзопов язык литературного рыцаря партийные чиновники понимали не сразу. Несмотря на острый глаз цензоров, цитаты из пьес Евгения Шварца разлетались мгновенно и запоминались навсегда. Известные сказки он превратил в притчи: мудрые, добрые, а главное – с хорошим концом.

 



Смотрите также

Субботний Рамблер