Меню

Москва 0:48 17 июня 2024

По кадрам

"Ещё раз про любовь"

Почему цензоры не давали режиссёру снимать фильм? И как Владимир Высоцкий провалил пробы? Разберём мелодраму "Ещё раз про любовь" в рубрике "По кадрам".

Нестандартные поступки героев, откровенные диалоги и толпы зрителей на улицах, которые стояли в долгих очередях, лишь бы ухватить билет на показ картины "Ещё раз про любовь". Почему многие не верили, что кино снято советским режиссёром? Разберём по кадрам.

"Ещё раз про любовь" – художественный фильм 1968 года. Режиссёр – Георгий Натансон. Сценарий написал Эдвард Радзинский по своей пьесе "104 страницы про любовь". Картина стала лидером советского проката, за год её посмотрели более 40 миллионов зрителей.

Когда Натансон загорелся идеей снять фильм по пьесе Радзинского, сценарий передали в Госкино. Ответ не пришёл ни через пять дней, ни через десять. Тогда режиссёр добился личной встречи, где ему объяснили, что не дадут снимать столь пошлую историю. Георгий Григорьевич пытался оспорить отказ и объяснить, что фильм о любви и на экране не будет ничего аморального. Однако цензоры были непреклонны.

Более полугода Натансон обивал пороги Госкино, чтобы получить разрешение. Когда худсовет дал добро, была упущена натура: наступила осень. Часть картины пришлось снимать в Сочи.

С главной женской ролью сомнений у создателей не возникло – участие Татьяны Дорониной было неоспоримо. С мужским кастингом дела обстояли сложнее. Сыграть Электрона Евдокимова хотел Владимир Высоцкий. Он проходил пробы, экранные тесты и даже попросил подготовить для него туфли с каблуком в случае утверждения, чтобы в кадре быть выше партнёрши. Однако авторы так и не увидели его в главной роли и продолжили поиски. Их выбор пал на начинающего актёра Александра Лазарева.

Знаменитая постельная сцена была снята со второго дубля. Актёры чувствовали неловкость из-за интимности и просили режиссёра убрать с площадки всех, кто не был необходим. Лазарев был настолько смущён, что отказался надеть что-то полегче брюк, рубашки и туфель. Он даже не стал разуваться. Натансон не настаивал – главное, чтобы актёрам было максимально комфортно. И действительно – сыграли они настолько чувственно, что сцена кажется откровенной несмотря на то, что зритель не видит ни обнажённых тел, ни душераздирающих диалогов. Конечно, сейчас постельной сценой сложно кого-то удивить, но для советского зрителя это было в новинку, утверждает сам Натансон. Многие не верили, что картину создал отечественный режиссёр, в ленте чувствовались французский дух и свобода рассуждений о любви.



Смотрите также

Субботний Рамблер