Меню

Москва 20:32 4 июля 2020

Важно знать

Квест под арест

Чем грозят участникам модные хоррор-игры? Как быть в экстренном случае? И почему за безопасность никто не отвечает?
© АО "ТВ Центр"
Для Натальи захватывающее развлечение обернулось 7 месяцами постельного режима. Во время игры девушка упала, споткнувшись о могильную плиту
© АО "ТВ Центр"
На один из таких квестов мы отправились вместе с общественниками. Цена вопрос – 4000 рублей. И никаких чеков и договоров. Запертый подвал. Связи нет. Организатор не отвечает на просьбы о помощи
© АО "ТВ Центр"
К слову о пожаре. В лабиринте нет никакого эвакуационного выхода. Он в соседней комнате для детских квестов. Только выбраться вряд ли получится
© АО "ТВ Центр"
Детские квесты особенно опасны. По словам врачей, после таких развлечений часто привозят маленьких пациентов с переломами запястий и сотрясением мозга
© АО "ТВ Центр"
Доказать, что ЧП произошло по вине организаторов, сложно, ведь договор они зачастую не заключают, чеки предоставляют редко, а телефоны просят убрать в камеру хранения
© АО "ТВ Центр"
Пока нет закона, регулирующего работу квеструмов, нет и специальных требований к безопасности помещений и обучению актёров. А значит, нет и никаких гарантий

Рассечённая губа, ожоги третьей степени и травмы позвоночника – всё это частые последствия хоррор-квестов. Во время одной из таких игр взорвавшаяся петарда выбила глаз студентке из Ярославской области. В Санкт-Петербурге актёр чуть не отрубил ногу посетителю. Его московский коллега промахнулся и попал клиенту топором по уху.

Для Натальи захватывающее развлечение обернулось 7 месяцами постельного режима. Во время игры девушка упала, споткнувшись о могильную плиту.

Наталья Гранковская:

– Прозошёл разрыв удерживающих связок, которые саму чашечку удерживают. Она вылетела, как мне объяснили доктора. Нога до конца не сгибалась при спусках и подъёмах по лестнице.

На один из таких квестов мы отправились вместе с общественниками. Цена вопрос – 4000 рублей. И никаких чеков и договоров. Запертый подвал. Связи нет. Организатор не отвечает на просьбы о помощи.

Кирилл Шабрин, сотрудник квеструма:

– Не дай бог с вами что-то случится, ведь по факту у нас нет связи. Нам пришлось бы какими-то немыслимыми путями всё это ломать. Пожарная кнопка не работает.

К слову о пожаре. В лабиринте нет никакого эвакуационного выхода. Он в соседней комнате для детских квестов. Только выбраться вряд ли получится.   

Владимир Каширов, координатор общественного движения "Безопасная столица":

– Дети пойдут туда, где написано "запасный выход", в надежде спастись. Но, к сожалению, спасения они не найдут. А драгоценные секунды будут потеряны. При пожаре люди, как правило, задыхаются.

Детские квесты особенно опасны. Во время игры ребёнок сильно увлекается и перестаёт контролировать происходящее. По словам врачей, после таких развлечений часто привозят маленьких пациентов с переломами запястий и сотрясением мозга.  

Михаил Говоров, травматолог-ортопед:

– Период так называемого светлого промежутка, например, при черепно-мозговой травме, когда ребёнок ударился головой, может составлять до 3 суток. То есть ребёнок с тяжёлой черепно-мозговой травмой может не иметь абсолютно никакой симптоматики и переносить её на ногах.

Доказать, что ЧП произошло по вине организаторов, сложно, ведь договор они зачастую не заключают, чеки предоставляют редко, а телефоны, на которые можно было бы снять весь беспредел, просят убрать в камеру хранения.

Елена Нестерович, юрист:

– Организаторы могут предупредить, что видеосъёмка запрещена. В самом договоре может быть не предусмотрено описание происходящего. Просто зафиксирован факт того, что человек принял участие в массовом мероприятии. В таком случае доказательной базы нет.

Пока нет закона, регулирующего работу квеструмов, нет и специальных требований к безопасности помещений и обучению актёров. А значит, нет и никаких гарантий того, что после игры вы вернётесь домой целыми и невредимыми.

Валерия Чимрова, "Настроение"



Смотрите также

Субботний Рамблер