Меню

Москва 22:37 20 сентября 2021

Громкое дело

Громкое дело "волчат"

Как советская золотая молодёжь планировала заговор против Сталина? И чем обернулась драма? Раскроем "Громкое дело" "волчат".

3 июня 1943 года на ступенях Большого Каменного моста встретились трое одноклассников: Володя Шахурин, Нина Уманская и Вано Микоян. Ребята решили пройтись по центру Москвы. Кто же знал, что невинная прогулка по столице, которая только оправлялась от тяжёлых 1941 и 1942 годов, обернётся двумя смертями и раскрытием страшного заговора. Дело "волчат".

Компания собралась не из простых. Володя Шахурин – сын наркома авиапромышленности, Нина Уманская – дочь советского посла в Мексике, Вано Микоян – отпрыск Анастаса Микояна, на тот момент наркома внешней торговли. Радость от встречи довольно быстро сменилась напряжением. Володя был горячо влюблён в Нину, а наутро девушка должна была улететь с родителями в Мексику, причём надолго. Шахурин надеялся, что сможет убедить подругу остаться в Москве.

"Нина посмеялась над этой просьбой и, помахав ему на прощанье, стала спускаться по лестнице. И тогда Володя достал из кармана пистолет и выстрелил сначала в Нину, затем себе в висок. Нина погибла сразу, а Володя умер в больнице на другой день". Из воспоминаний Владимира Аллилуева – школьного приятеля Шахурина и Уманской.

Выстрелы прямо напротив Кремля и происхождение погибших мгновенно придали инциденту сверхсерьёзный статус. Поднялась невероятная шумиха, дело тут же засекретили. Поначалу зацепок вообще не могли найти: орудие преступления исчезло, а о существовании единственного свидетеля убийства никто не знал.

Алексей Лобарев, ветеран спецслужбы Московского уголовного розыска:

– Вано подбежал на место преступления, увидев свой револьвер, похищенный у отца, который он дал Володе, забрал револьвер, две гильзы и убежал. Поэтому сотрудникам милиции долго пришлось выяснять подробности дела.

Вано боялся и гнева отца, у которого без спроса взял оружие, и того, что имя наркома с безупречной репутацией всплывёт в этой чудовищной истории. Однако вскоре парнишка не выдержал и во всём признался следствию. Это исключило основную версию НКВД, где были уверены, убийство – провокация иностранных агентов. Заговор в итоге нашли совсем не там, где искали.

После показаний Микояна следствие взялось за пристальное изучение вещей Шахурина. Прочтя личные дневники Володи, сотрудники госбезопасности потеряли дар речи. Оказывается, сын наркома организовал группу, которая готовилась к свержению действующего строя. Ещё страшней был тот факт, что Шахурин вдохновлялся идеями Гитлера. Новое государство он планировал назвать Четвёртым рейхом. И всё это в разгар войны.

В довесок к шокирующей информации выяснилось: вместе с амбициозным парнем в группе состояли Вано Микоян и его брат Серго, отпрыск академика Бакулева Пётр, сыновья генералов Кирпичникова и Хмельницкого и другие представители тогдашней золотой молодёжи. А на дворе годы расцвета печально знаменитой 58 статьи Уголовного кодекса, под которую попадали и за куда более невинные вещи.

"Контрреволюционным признаётся всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и… правительств Союза ССР, союзных и автономных республик или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции". Статья 58 УК РСФСР.

Участники группы клялись учиться и добиваться высоких постов в государстве с тем, чтобы сообща менять государственный строй. Сталина Шахурин в дневнике почтительно именовал учителем. Рассказывают, что когда названному "учителю" на стол попали дерзкие записи – их ввиду важности дела генсеку передал Лаврентий Берия – Сталин надолго замолчал. А потом лишь произнёс: "Волчата".

Алексей Лобарев, ветеран спецслужбы Московского уголовного розыска:

– В первый же день их всех арестовали. Они все как один говорили, что это игра. И зачем Володя записал нас в дневнике, что мы вместе хотим участвовать, нам звания присвоил, и на крови мы не клялись.

Была версия о том, что группу Шахурин создал при непосредственном участии НКВД. Якобы Берия чужими руками хотел свергнуть Сталина. А когда Шахурин проболтался о своей организации возлюбленной, их устранили. Предположений ходило, да и ходит до сих пор много, однако по сей день материалы расследования находятся под грифом "Секретно".

Самое удивительное в деле волчат то, что перечисленные в дневнике Шахурина участники группировки наказания не понесли. После года ссылки в провинции парни вернулись в Москву и даже со временем сделали карьеру. Вано Микоян стал авиаконструктором, его брат Серго – видным историком, Пётр Бакулев получил звание заслуженного деятеля науки и техники. Трагической оказалась судьба родителей Володи и Нины. Нарком Шахурин подвергся репрессиям, Уманские через два года после смерти дочери погибли в авиакатастрофе. Дело закрыто.



Смотрите также

Субботний Рамблер