Меню

Москва 23:26 23 сентября 2020

Громкое дело

Меховая мафия

Как жили в СССР подпольные миллионеры? И какие преступные схемы изобретали? Узнаем из рубрики "Громкое дело".
© АО "ТВ Центр"
У одной советской певицы из дома украли всё. А потом это всё нашли. В числе обнаруженного значились шубы. Шубы как шубы. Сшиты на совесть. Однако на изделиях отсутствовали ярлыки
© АО "ТВ Центр"
В советское время все изделия имели фабричный ярлык, где указывался изготовитель, цена, ГОСТ. Когда в ходе мехового дела обнаружились товары, которые не имели такого знака, это привлекло внимание. Тем более, как показала экспертиза, изделия были заводские
© АО "ТВ Центр"
Посягнуть на монополию государства в изготовлении и продаже меховых изделий решился советский гражданин Лев Дунаев, член Карагандинской коллегии адвокатов. Как и все цеховики, он был крайне предприимчив и сообразителен
© АО "ТВ Центр"
Днём и ночью на производстве работали одни и те же люди. Руководство их проверяло. Приватный разговор с кандидатом помогал понять, выдаст человек или нет. Большинство не выдавало. За теневую работу швеи получали большие деньги
© АО "ТВ Центр"
Казалось, Дунаев обманул систему. Жизнь стала сказкой, дело приносило немыслимый доход. Престижные автомобили, дорогие вещи для дома, роскошные подарки жёнам и любовницам. Подельник великого махинатора Иосиф Эпельбейм организовал прикрытие в местной милиции и ОБХСС
© АО "ТВ Центр"
Сам того не желая и не ведая, грабитель, который украл злосчастные шубы у певицы, обрушил гениальную схему Дунаева. Делом, помимо милиции, заинтересовалось КГБ и по ниточке раскрутило всю шубную историю. Экономические преступления тогда преследовались особенно строго
© АО "ТВ Центр"
Дунаева, Снобкова и Эпельбейма приговорили к расстрелу. Дорогих машин для себя и бриллиантов для своих женщин четвёртый участник группировки Рудольф Жатон не покупал. Все заработанные деньги вкладывал в развитие преступного производства. Жатон остался в живых и получил всего 15 лет исправительно-трудовой колонии

В трёхлитровую банку можно закатать огурцы или помидоры. Можно налить самогон! Московские цеховики в 1970-х в банки трамбовали купюры и золото. Обнаруженные средства были заработаны на подпольной продаже шуб и иных меховых изделий. Дело о меховой мафии.

У одной советской певицы из дома украли всё. А потом это всё нашли. В числе обнаруженного значились шубы. Шубы как шубы. Сшиты на совесть. Однако на изделиях отсутствовали ярлыки.

Сергей Чубаров,  доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин МФЮА:

– В советское время все изделия имели фабричный ярлык, где указывался изготовитель, цена, ГОСТ. Когда в ходе мехового дела обнаружились товары, которые не имели такого знака, это привлекло внимание. Тем более, как показала экспертиза, изделия были заводские.

Получалось, что какое-то производство шило эти самые шубы в обход госучёта, на казённом оборудовании и из казённого сырья. Посягнуть на монополию государства в изготовлении и продаже меховых изделий решился советский гражданин Лев Дунаев, член Карагандинской коллегии адвокатов. Как и все цеховики, он был крайне предприимчив и сообразителен.

Знания и умения этих людей возникали из сплава полученного легально образования, врождённых способностей к предпринимательству и, не в последнюю очередь, личностных качеств, то есть организаторского таланта и задатков лидера. При этом нужно понимать, что для получения практического толка необходимо ещё и наличие обстоятельств, из которых немаловажную часть занимали знакомства определённого рода. Александр Нилов, "Цеховики. Рождение теневой экономики".

Знакомства позволили Дунаеву устроиться на нужную должность. Из адвоката он переквалифицировался в начальника цеха по выделке и крашению овчины и пушнины в Казахской ССР. Производство внешне не отличалось от других: добросовестно перерабатывало поступающее сырьё. Но предприятие вело двойную жизнь. Приятель Дунаева Пётр Снобков включился в махинацию и организовал поставки в теневой цех меха. Днём и ночью на производстве работали одни и те же люди. Руководство их проверяло. Приватный разговор с кандидатом помогал понять, выдаст человек или нет. Большинство не выдавало. За теневую работу швеи получали большие деньги!  

Казалось, Дунаев обманул систему. Жизнь стала сказкой, дело приносило немыслимый доход. Престижные автомобили, дорогие вещи для дома, роскошные подарки жёнам и любовницам. Подельник великого махинатора Иосиф Эпельбейм организовал прикрытие в местной милиции и ОБХСС. Бояться больше было нечего. Рудольф Жатон, обрусевший француз и компаньон в этом противозаконном предприятии, управлял филиалами, бизнес рос. Чтобы потом взорваться и покалечить осколками судьбы сотен людей.

Сергей Чубаров,  доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин МФЮА:

– По этому делу было арестовано около пятисот человек. Многие получили сроки от одного до пятнадцати лет. Пострадали и рабочие, которые шили, и начальники цехов.

Сам того не желая и не ведая, грабитель, который украл злосчастные шубы у певицы, обрушил гениальную схему Дунаева. Делом, помимо милиции, заинтересовалось КГБ и по ниточке раскрутило всю шубную историю. Экономические преступления тогда преследовались особенно строго.

Допустить применение смертной казни расстрела: за хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах. Указ Президиума ВС СССР от 5 мая 1961 года "Об усилении борьбы с особо опасными преступлениями".

В домах самопровозглашённых бизнесменов нашли трёхлитровые банки, набитые золотом. Счёт изъятых денег шёл на миллионы. Суд был категоричен. Дунаева, Снобкова и Эпельбейма приговорили к расстрелу.  

Дорогих машин для себя и бриллиантов для своих женщин четвёртый участник группировки Рудольф Жатон не покупал. Все заработанные деньги вкладывал в развитие преступного производства. Суд такую самоотречённость оценил. Жатон остался в живых и получил всего 15 лет исправительно-трудовой колонии. Дело закрыто!



Смотрите также

Субботний Рамблер