Меню

Москва 1:13 9 декабря 2016

За кадром

"Безымянная звезда" Михаила Козакова

Хотите узнать, как рождается магия кино? На этот раз побываем за кадром "Безымянной звезды" – картины, ставшей режиссёрским дебютом Михаила Козакова.
© АО "ТВ Центр"
Фильм "Безымянная звезда" – это первая режиссёрская работа в кино Михаила Козакова
© kino-teatr.ru
Анастасия Вертинская в роли отставшей от поезда светской красавицы Моны
© АО "ТВ Центр"
Для Игоря Костолевского роль скромного учителя астрономии стала действительно звёздной
© АО "ТВ Центр"
Ирину Савину Козаков утвердил на роль сразу, по одной только фотографии
© www.kinopoisk.ru
Здание провинциального вокзала, куда прибывает дизель-электропоезд, нашли на станции Шувалово недалеко от Санкт-Петербурга
© АО "ТВ Центр"
Оператор фильма – Георгий Рерберг
© АО "ТВ Центр"
Буквально за день до съёмок Козаков решил играть роль Грига сам

Фильм "Безымянная звезда" – это первая режиссёрская работа в кино Михаила Козакова. Пьесу малоизвестного румынского драматурга Михаила Себастьяна он прочитал в конце 1960-х, но снять фильм смог только спустя 8 лет. Все эти годы он боролся и доказывал телевизионному начальству, что в "Безымянной звезде" нет ничего крамольного и порочащего советскую действительность.

Игорь Костолевский, Народный артист России:

– Козаков был влюблён в эту пьесу и заразил этой любовью и нас. Сейчас работу с Мишей я вспоминаю как наслаждение, но тогда с ним было не так уж просто. Он добивался своего любым способом, в том числе и диктатом, но победителей не судят.

Козаков хотел, чтобы главные роли в "Безымянной звезде" сыграли Анастасия Вертинская и Олег Даль. Но если с Вертинской понимание было найдено, то Даль своего героя представлял иначе, чем режиссёр.

Козакова это не устроило, и он стал искать замену. Так появился Игорь Костолевский, для которого роль скромного учителя астрономии стала действительно звёздной.

Анастасия Вертинская, Народная артистка России:

– Его зовут Марин, меня зовут Мона. Чтобы как-то эту ситуацию приблизить к нашим реалиям, он называл меня Нюрой, а я его Гаврилой. Это были такие ужасно деревенские, русские имена, но нам так было проще общаться друг с другом. Он часто спрашивал: "Ну как, Нюр, сейчас я правильно сыграл?" – "Замечательно, Гаврила".

Читать далее

Смотрите также

Субботний Рамблер

Мы в социальных сетях

Не показывать больше это сообщение