Меню

Москва 23:50 7 декабря 2021

Громкое дело

Дело фальшивого ветерана

Что помогало легендарному жулику Вене Житомирскому наживаться на советских чиновниках? Раскроем "Громкое дело" Вениамина Вайсмана.

В один из солнечных дней 1923 года Борис Натанович Вайсман, уважаемый в Житомире человек, вышел из дома. Но отправился не на службу, как обычно, а в милицию. Случилось страшное: кто-то украл у него дорогие золотые часы. Вайсман и не предполагал, что заявлять идёт на собственного сына – девятилетнего Венечку. Через три десятка лет повзрослевший похититель часов обведёт вокруг пальца 20 сталинских министров. Дело Вениамина Вайсмана.

Юного вора быстро вывели на чистую воду. Веню отправили в колонию для малолетних, а родители отпрыску после отсидки возвращаться домой запретили. Сам он в семью, кажется, и не стремился. Из колонии тут же сбежал и зажил по классической формуле "украл – выпил – в тюрьму".

"Вениамин Борисович Вайсман 1914 года рождения. Девять раз судим за кражу. Совершил восемь побегов из мест лишения свободы. Особая примета – на груди татуировка в виде могильного креста". Из личного дела Вениамина Вайсмана.

Вором Веня оказался менее искусным, чем беглецом: девять судимостей и восемь побегов у него случились до наступления совершеннолетия. После его судили ещё 13 раз! И все 13 раз он умудрялся исчезать из-под надзора. Зимой 1944 года вору не повезло. Выбраться нужно было из Печорлага, который находился в Коми. В лесу беглеца настигла метель, он сбился с пути. Когда Вайсмана обнаружила охрана лагеря, его ноги были безнадёжно обморожены.

Алексей Лобарев, ветеран Московского уголовного розыска:

– Лагерный доктор, чтобы спасти ему жизнь, ампутировал ему две ноги по колено. Он получил инвалидность. В июле 1945 года произошла амнистия. И он попал под неё как инвалид.

На воле Вайсман задумался: на что жить? Вариант "честно зарабатывать" не рассматривался. Решил использовать инвалидность в преступных целях.

В дверь директора подмосковного леспромхоза без стука вошёл человек на костылях. Директор не успел возмутиться: осёкся, увидев инвалида, предложил присесть. Гость представился ветераном войны. После трогательного рассказа Вайсмана о вымышленных военных подвигах директор распорядился выделить герою дров и торфа. Лжеветеран был доволен: схема сработала.

Отсутствие ног, как ни кощунственно звучит, сослужило Вайсману добрую службу. Люди впечатлялись: герой потерял конечности, защищая страну, и вынужден бедствовать? Для подтверждения своих слов мошенник раздобыл документы на имя капитана Кузнецова. Убедительно рассказывал жертвам легенду о службе в танковых войсках во время войны. Обкатав схему на мелких руководителях, Вайсман-Кузнецов пошёл по министрам. Деньги давали щедро, килограммами выписывали дефицитные продукты и товары. Даже квартиру в центре Киева дали – в благодарность за несуществующие, но так красочно расписанные подвиги.

Алексей Лобарев, ветеран Московского уголовного розыска:

– Он направился к руководителю Академии наук СССР Сергею Вавилову. Тот его выслушал, проникся к нему, всё-таки капитан, за Берлин потерял две ноги, и направил письмо в институт для изготовления ему протезов.

Больше 20 министров Вайсман обошёл со своей сказочкой и однажды заигрался. В беседе с министром авиапромышленности Михаилом Хруничевым обронил: служил с сыном Сталина в одном полку и даже как-то раз спас ему жизнь. Министр задумался: Василий Сталин в войну служил лётчиком, а безногий ветеран – танкистом. При встрече с сыном генсека он спросил, помнит ли тот своего спасителя Кузнецова. Василий ожидаемо ответил, что в глаза такого не видел. Министр тут же сообщил о подозрительном ветеране в органы. Поднялась шумиха.

"Требую в недельный срок установить и арестовать мошенника, выдающего себя за друга командующего ВВС Московского военного округа Василия Сталина. О ходе следствия докладывать мне лично". Из приказа Иосифа Сталина.

После такого распоряжения следователи перестали есть и спать. Вайсмана вычислили за несколько дней. В который раз преступник предстал перед судом. Получил 10 лет тюрьмы. Отсидел сполна, вышел и опять сел за кражу. Освободившись в последний в своей жизни раз, Вайсман пошёл не на дело, а на Петровку, 38. Ветеран уголовного мира обратился с просьбой устроить его в дом инвалидов. Идти было больше некуда, как и не было на это сил. МУР помог. Благодетелей своих Вайсман не посрамил. В Оренбургском доме инвалидов не то что бросил воровать, но и поймал на воровстве директора учреждения. В 1969 году, в возрасте 55 лет, Вайсман скончался от приобретённого в тюрьме туберкулёза. Дело закрыто.



Смотрите также

Субботний Рамблер