Меню

Москва 14:16 13 декабря 2019

Громкие слова

Громкие слова: если у них нет хлеба, то пусть едят пирожные, после нас хоть потоп

Громкие слова королей. Про потоп и пирожные. Узнаем истинный смысл крылатых выражений в нашей рубрике "Громкие слова"!
© UniversalImagesGroup/Contributor/GettyImages.com
Мария-Антуанетта славилась расточительностью. Чтобы ни в чём себе не отказывать, приходилось поднимать и поднимать налоги. Как-то придворные ей сказали, мол народ недоволен, бедствует, денег нет даже на хлеб. На что королева пожала плечами и ответила: "Нет хлеба, пусть едят пирожные". Так Мария Антуанетта стала символом правителя слишком далёкого от народа. И, возможно, совсем незаслуженно
© De Agostini/GettyImages.com
А вот первое официальное упоминание этой фразы в литературе задокументировано. В романе Жан Жака Руссо "Исповедь", где он рассказывает о некой принцессе, которая произнесла – пусть народ ест бриоши, то есть сладкие булочки, если он не может есть хлеб. Написано это было до того, как Мария-Антуанетта стала супругой короля. Так в каких же ситуациях эту фразу наиболее актуально применять? Обычно её употребляют, чтобы показать, что монарх далёк от нужд своего народа
© Corbis Historical/GettyImages.com
А вот ещё одна фраза, пришедшая к нам с королевского двора Франции: "После нас хоть потоп!". Её часто приписывают Людовику XV. Якобы монарх ставил свои прихоти превыше всего и не думал о последствиях. Возможно и так, но ничего подобного Людовик не говорил
© Corbis Historical/GettyImages.com
Эта фраза тоже принадлежит знаменитой француженке. Ни много ни мало маркизе де Помпадур. Официальной фаворитке короля Людовика XV. Провидец предсказывал в те времена Франции настоящий потоп. Любовница короля потому и воскликнула: "Сир, не переживайте! Всё равно после нас наводнение!"
© GlobalLookPress
Некоторые утверждают, что корни этого выражения идут аж из древней Греции. Но, правда, не с водой версия связана. Считается, что Тиберий произносил эту фразу, примерно переводящуюся так: после моей смерти пусть земля горит огнём. Слова другие, а смысл тот же

Мария-Антуанетта славилась расточительностью. Чтобы ни в чём себе не отказывать, приходилось поднимать и поднимать налоги. Как-то придворные ей сказали, мол народ недоволен, бедствует, денег нет даже на хлеб. На что королева пожала плечами и ответила: "Нет хлеба, пусть едят пирожные". Так Мария Антуанетта стала символом правителя слишком далёкого от народа. И, возможно, совсем незаслуженно.

А вот первое официальное упоминание этой фразы в литературе задокументировано. В романе Жан Жака Руссо "Исповедь", где он рассказывает о некой принцессе, которая произнесла – пусть народ ест бриоши, то есть сладкие булочки, если он не может есть хлеб. Написано это было до того, как Мария-Антуанетта стала супругой короля. Так в каких же ситуациях эту фразу наиболее актуально применять? Обычно её употребляют, чтобы показать, что монарх далёк от нужд своего народа.

А вот ещё одна фраза, пришедшая к нам с королевского двора Франции: "После нас хоть потоп!". Её часто приписывают Людовику XV. Якобы монарх ставил свои прихоти превыше всего и не думал о последствиях. Возможно и так, но ничего подобного Людовик не говорил. Эта фраза тоже принадлежит знаменитой француженке. Ни много ни мало маркизе де Помпадур. Официальной фаворитке короля Людовика XV. Провидец предсказывал в те времена Франции настоящий потоп. Любовница короля потому и воскликнула: "Сир, не переживайте! Всё равно после нас наводнение!".

Некоторые утверждают, что корни этого выражения идут аж из древней Греции. Но, правда, не с водой версия связана. Считается, что Тиберий произносил эту фразу, примерно переводящуюся так: после моей смерти пусть земля горит огнём. Слова другие, а смысл тот же.



Смотрите также

Субботний Рамблер