Меню

Москва 7:15 23 июля 2018

Важно знать

Осторожно, косметологи!

От чего погибают пациенты клиник красоты? Кто находится в особой зоне риска? И почему косметологам невозможно предъявить претензии?
© АО "ТВ Центр"
В феврале 2018 года после пластики на лице умер 30-летний пиар-директор Даны Борисовой
© АО "ТВ Центр"
Погибнуть в кабинете косметолога шансов меньше, но выйти изуродованным можно запросто
© АО "ТВ Центр"
В Росздравнадзор жалобы от пострадавших поступают почти каждый день. У одной женщины от филера лопнула губа, у другой от укола ботокса перекосило лицо
© АО "ТВ Центр"
Профессиональная выставка для косметологов. Прямо в павильоне, нарушая закон, делают уколы. Тут же продают препараты. Как выяснилось, фальсификат
© АО "ТВ Центр"
На восстановление прежнего внешнего вида может понадобиться несколько лет и сотни тысяч. Хорошо, если рублей, а не долларов

Радость от увеличения груди Наталья испытывала недолго. Сначала швы под пышным бюстом долго кровоточили, потом одна грудь распухла, а температура тела подскочила до 40 градусов.

Наталья Малахова:

– Я бегом к врачу. У него тоже глаза расширились. Своими методами лечения он так глубоко загнал инфекцию, что она перекинулась на рёбра и дала такую неизлечимую болезнь, как остеомиелит, которая лечится резекцией поражённых тканей.

Звучит страшно, но Наталье ещё повезло. В Липецке молодая женщина скончалась после такой же операции. В феврале 2018 года после пластики на лице умер 30-летний пиар-директор Даны Борисовой. Весной сразу в нескольких столичных клиниках красоты погибли пациентки.

Илья Сергеев, пластический хирург:

– Пластические хирурги, как сапёры. Это всегда большой риск. Одно дело аппендицит вырезать, а другое дело – провести операцию на лице. Это не исправишь.

Погибнуть в кабинете косметолога шансов меньше, но выйти изуродованным можно запросто. Татьяне перед важным мероприятием обещали сияющее и отдохнувшее лицо, а на деле всё получилось совсем иначе.

Татьяна Гольдштейн:

– Одна сторона лица просто была ободрана…

Ни извинений, ни компенсаций не было, хотя процедуру проводили в престижной клинике. Последовала лишь коронная фраза горе-косметологов: "Значит, Вам не подходит эта процедура". Вот и всё. Татьяна к тому же сама добровольно подписала договор, согласно которому никаких претензий к учреждению не имеет. Этот договор подсовывают сейчас почти все клиники. Как правило, перед процедурой, чтобы не было возможности прочитать. Изучить документ заранее не дают.

В Росздравнадзор жалобы от пострадавших поступают почти каждый день. У одной женщины от филера лопнула губа, у другой от укола ботокса перекосило лицо. В особой зоне риска находятся те, кто ходит к косметологам на дом: лицензии нет, образование сомнительное, а условия антисанитарные. 

Андрей Плутницкий, руководитель территориального органа Росздравнадзора по Москве и Московской области:

– Осуществлять тотальный контроль всех медицинских и немедицинских работников, желающих зарабатывать на данном рынке, нет никакой возможности. Гражданам необходимо быть бдительными и очень осторожно относиться к своему здоровью.

Профессиональная выставка для косметологов. Прямо в павильоне, нарушая закон, делают уколы. Тут же продают препараты. Как выяснилось, фальсификат. Сколько клиник и доморощенных специалистов успели их купить и купят ещё в других местах сбыта, остаётся только гадать.

Алексей Петропольский, адвокат:

– Для такого специалиста предусмотрен уголовный срок, но возврат денег будет ничтожно мал. Компенсация по ущербу здоровью составляет в среднем 10–15 тысяч рублей.

Между тем на восстановление прежнего внешнего вида может понадобиться несколько лет и сотни тысяч. Хорошо, если рублей, а не долларов.

Альбина Холгова, "Настроение"



Смотрите также

Субботний Рамблер

Мы в социальных сетях

Не показывать больше это сообщение